ГУК "Щучинская районная библиотека имени Тётки"

ЖИЗНЬ ЕВРЕЕВ ОСТРИНО ДО НАЧАЛА ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Перед началом рассказа о евреях Острино необходимо сделать небольшое отступление в историю евреев нашего местечка. Как уже говорилось ранее, с 1503 по 1569 год возникли новые еврейские поселения. В это же время создано ядро будущих еврейских поселений там, где евреи имели аренду пошлин и откупов. Среди них было и Острино. Численность еврейского населения в то время мы не знаем, но в 1765г. в Острино проживало 436 евреев, в 1847 – 405, в 1897-1440 (59,7%), в 1921г. – около 1500. В начале 20 ст. раввином в Острино был Яков Тавшунский. В 1912г. работало еврейское ссудо-сберегательное общество. В 1913г. евреям принадлежали единственная аптека, 11 лавок (в том числе 5 бакалейных, 6 мануфактурных). В 1913г. среди евреев было 13 землевладельцев. В 1921г.-150 евреев-землевладельцев. Свои наделы они получали” на моргах ” (ныне окраина поселка, конец улицы Первомайской, морг – мера площади). В 1920-30-х гг. в Острино действовали отделения различных еврейских партий и организаций. Не так давно мы узнали о” Книге памяти Острино”, которая вышла в Израиле и нашли ее. Это воспоминания о своей родине остринских евреев, которые живут или жили в Израиле: Рахель Истрин, Аарон Абелов, Ханан Глембоцкий, Хая Дразнин, Шлома Цпиншка, Якоб Елин, Хинда Липшиц, Шмуэль Новик, Цви Сеголовиц, Дина Стеклоровская, Шлома Боярский, Микал-Меир Езерский, Авраам Кзимир, Айзек Резник и Моше Шолнер. Хочется, чтобы их имена прозвучали хоть таким образом. Надеемся, что фамилии переведены правильно. Тема книги – жизнь остринских евреев с конца 19 в. и до начала мировой войны 1939 года. Мы взяли на себя смелость использовать сведения из “Книги…” в своей работе.

“По указу русского царя евреи из близлежащих деревень переселялись в Острино. Численность их возросла до 375 семей, а это около 2000 тысяч человек. Крепкого телосложения деревенские евреи пришли в местечко. Это были арендаторы, мельники, хозяева гостиниц, рабочие, работавшие в лесу. Жили евреи недалеко от центра местечка. В центре располагалась базарная площадь, отсюда вели дороги по всем направлениям. Были там и десятки магазинов, принадлежавших евреям. Кладовщики и продавцы считались самыми порядочными людьми, простые люди жили в переулках. Имелось разделение между торговцами и рабочими, дочь кладовщика или продавца считалась из хорошей семьи и считались неподходящими ее отношения с кем-либо из низшего сословия. Только после Первой мировой войны произошли небольшие изменения в отношениях. Рабочие чувствовали себя более сильными и сословного разделения почти не осталось. Сыновья простых людей становились участниками молодежных сионистских федераций, вместе организовывали танцы, пение, мечтали о земле обетованной.  (Те улицы, где жили бедные, в местечке назывались «кошарки». Это улицы Василишковская и Дембровская – теперь ул. Слатвинского и Жуковского. Название нас вначале удивило, но позже мы узнали, что это было связано с кошерной едой).